piar_kuraeva (piar_kuraeva) wrote in kuraynik,
piar_kuraeva
piar_kuraeva
kuraynik

Category:

Кураев: донатистское невежество или хула на Духа Святаго?

Вынесенный в заглавие вопрос возникает у многих христиан, которые с очевидностью понимают, что священноначалию уже крайне необходимо начать исполнять свои обязанности и через запрет в служении Кураева остановить заражение общества потоками кураевской ереси (а также возможно и через светский суд требовать прекратить поток кураевской клеветы и поток глумления над Церковью последователями его сектантского движения), далее цитирую дословно полный текст статьи архимандрита Феогноста (Пушкова), который и сформулировал этот принципиальный вопрос:

Кураев: донатистское невежество или хула на Духа Святаго?
Последние 2 года мы все стали свидетелями шокирующей метаморфозы некогда ведущего миссионера Московского Патриархата протодиакона Андрея Кураева. Да, видимо, «бытие» если не определяет, то, как минимум, влияет на «сознание». К сожалению, в т.ч. и на доктринальное сознание. Когда этот человек был тем, кем хотел быть «в системе», он многого «не замечал» и играл «по установленным правилам». Но одно дело – критиковать людей, другое дело – ниспровергать (или точнее – пытаться ниспровергнуть путем высказывания сомнений) доктринальные основы Церкви. Меня многое шокирует в его поведении в последние годы (еще с «байкерских катаний» с нагими девахами). Самое главное, что светские СМИ не принимают критику на его поведение. Он – герой всех светских СМИ. Но последний «доктринальный выплеск» даже меня немного ввел в ступор. Итак, протодиакон усомнился в действительности Таинств, совершаемых руками тех священников, которые находятся в состоянии смертных грехов и по канонам не должны быть священниками. Вот его высказывания:

«Богословский вопрос остается открытым: что держит в руках вот тот дядя по центру, ценитель и покровитель красивых юношей – Тело Христа или просто хлебушек?» [1] .

Кураев высказался даже на «Эхо Москвы» [2], дав своему оппоненту Соколову (который, между прочим, очень внятно и правильно определил феномен кураевской болячки – донатизм) пинка репликой «он не богослов». Так вот, я – и богослов, и священник (в отличие от Кураева), имею власть священнодействовать Таинства, а потому имею больше прав и оснований говорить об этом вопросе, чем протодиакон.

В сущности ведь затронутая тема весьма важна! Она ведь касается не только локального вопроса «иерархи-содомиты», но и в целом – вопроса о недостойном священнике: как влияете его недостоинство на его сакраментальное служение? Парадоксально, но, говоря о «бомбах, заложенных Лениным под Россию», Кураев тут же сам закладывает бомбу под Церковь. Россию «спасает», а Церковь минирует! Отдает ли он себе отчет, что его слова (при его то рейтинге) могут оказаться именно той самой бомбой, заложенной на несколько если не веков, то десятилетий под зданием Русской Церкви?
Кураев активно муссирует эту тему именно в блогосфере, т.е. не на реальном богословском уровне, не в круге богословов, а, да простят мне читатели мою резкость, «на плебейском уровне», т.е.будоражит толпу [3].

Итак, я вынужден дать богословский ответ, который я тематически разделю на четыре части:

1. Для начала я дам комментарий к тем текстам, которые Кураев привел в своем блоге в качестве «возражения» Соколову [4].
2. Затем приведу четкие и однозначные свидетельства Священного Писания и Церковного Учительства о независимости сакраментального служения Священства от личного благочестия священника.
3. Укажу на богословские ошибки в мышлении (а точнее – на пробелы в богословском образовании Кураева в этой, конкретной, области, именуемой «Сакраментология») [5].
4. Отвечу на ряд возникающих вопросов.* * *

ЧАСТЬ 1.
Итак, протодиакон приводит следующие тексты, якобы оправдывающие его позицию:
I:1. Послание преп. Симеона Нового Богослова об исповеди.

1.Послание касается пастырской целесообразности и спасительности (для служителя) совершаемого им Таинства. Но нигде не поставлена под сомнение «действительность» Таинства (о ней – см. ниже, п. III: 1.)

2. Парадоксально, но Кураев выделил жирным те слова, которые как раз ниспровергают его теорию: если недостойный священник, совершая служение, может «сгореть до тла», то это еще раз доказывает, что совершаемое им служение является Таинством: Разве «просто хлебушек» может стать причиной осуждения (см. ниже, п. III: 2.)?

3. Симеон пишет о юридическом праве, а не о сакраментальной действительности. Так и каноны Церкви запрещают служить недостойному – но не потому, что сомневаются в действительности служения, а потому что действительно совершаемое служение недостойному будет источником осуждения (1Кор.11:20-30).

Но у меня возникает серьезный вопрос лично к Кураеву: он, такой борец с «гомоиерархами», цитирует преподобного, который известен своей «гомоэротической поэзией». Нет, нет, гомосексуалистом он не был. Он был евнухом при дворе одного не очень порядочного императора, и «понасмотрелся там всякого». А так как он был оскоплен еще до школьного возраста (предположительно по болезни), то был лишен начисто восприятия сексуального вопроса, вот и описывал «увиденное во дворце» от чистого сердца – как «пример горячей любви» (примеры и подробный разбор даем в комментарии: [6]). Это нисколько не ставит под сомнение личный нравственный авторитет преподобного, но это говорит о том, что по ряду вопросов он имел «очень специфические» суждения и представления.

I:2. Киприан Карфагенский (Письмо 56 К клиру и народу испанскому о Василиде и Марциане):
Где здесь о недействительности Таинств? Речь здесь идет о том же, о чем говорится и в канонах: всеми средствами надо добиваться, чтобы нечестивый священник был законно отстранен от служения. Но где здесь сказано, что до тех пор, пока он еще не отстранен, его служение и совершаемые им Таинства не имеют благодатного содержания? Единственное о чем говорит это письмо – о праве народа начать «канонический процесс» против епископа. Так кто против?

I:3. Григорий Богослов «Ты можешь довериться льву, леопард может стать ручным И даже змея, возможно, побежит от тебя, хотя ты и боишься ее; Но одного остерегайся - дурных епископов, Не смущаясь при этом достоинством их престола! Ведь всем доступно высокое положение, но не всем благодать. Проникнув взглядом сквозь овечью шкуру, разгляди за ней волка».

И снова: где сомнения в действительности сакраментального служения? Этими резкими эпитетами святитель потчевал своих собратьев – так может Кураев покажет, где святитель выразил сомнение в действительности совершаемых их руками Таинств? Кураева ввело в заблуждение слово «благодать»? Так в то время этот термин использовался в самом разном смысле, в том числе – для обозначения не самого Таинства, а его спасительных плодов у причастника. Из контекста слов святителя видно, что именно это он имел ввиду.

I:4. Иоанн Мосх. Луг Духовный.
Больше всего меня поразил комментарий Кураева: «тут епископ исходит из наличия связи между своими грехами и свершением таинства». В тексте Мосха что угодно, но только – не грех епископа. То, что Хозевит по своему смирению так помыслил, вовсе не дает основания полагать, что действительно так и было (или хотя бы могло быть).

I:5. Житие Василия Великого в том «источнике», который привел «ученый» диакон, не более авторитетно, чем «Житие Пелагии Рязанской». Уж Кураев мог бы справиться хотя бы у литургистов: отражает этот апокриф литургическое состояние Церкви при ВВ, или нет?

Все приведенные Кураевым примеры (особенно 6 и 7) свидетельствуют не о «сомнительном характере тайнодействия», а о Божественной Педагогике. Кураев не обратил внимание на то, что очевидцами временного замедления (!) в совершении Таинства были те, кто могли из этого замедления извлечь урок. И снова обращу внимание на объективную действительность религиозного опыта. Все персонажи из приведенных историй свидетельствовали о факте, а не о своих сомнениях. Кураев же свидетельствует лишь о своих сомнениях. Но факты были даны не для того, чтобы породить сомнения, а для того, чтобы наставить конкретное лицо в конкретной ситуации более благоговейно готовиться к служению Литургии. Заметим, что во всех случаях Таинство объективно совершалось (хоть и с «замедлением»). Чтобы сделать мою мысль более внятной и доступной для Кураева и читателей поставлю вопрос так: «А что было бы, если бы лица, которые перестали видеть видения освящения Даров, не задумались бы о причинах отсутствия видения, а просто продолжали бы служить»? Наверное, Кураев скажет, что они бы причастили «просто хлебушком»? – А вот и нет! Просто у них был бы отнят дар «созерцания» и они «субъективно» перестали бы видеть и чувствовать, а Таинство – как объективный акт – все равно совершалось бы. Эти «видения» были предназначены не для Церкви, а для конкретных лиц и представляли собою аспекты их личного субъективного мистического созерцания (замечу, созерцания, а не сомнения)!

Наконец, я прошу обратить внимание читателей на самое главное: Кураев не привел ни одного случая, когда бы Таинство объективно не совершилось и это было бы засвидетельствовано церковным опытом!!! История Церкви не знает ни единого примера, когда бы была отвергнута и не принята Евхаристия или другие Таинства, совершенные священным лицом, ведущим сомнительный, безнравственный образ личной жизни! Все известные нам примеры «непризнания Таинств» сводились либо к догматическим спорам («таинства еретиков»), либо к сомнению в наличии апостольского преемства.


ЧАСТЬ II
Свой обзор цитат в защиту незыблемости сакраментального служения Священства я начну с некоторых примеров в Священном Писании, а уже затем перейду к отцам Церкви.

II:1. Каиафа: Кто может быть более нечестив, чем Каиафа – составивший «совет богоубийц»? Однако, вот как о нем говорит сын Громов: «Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино» (Иоан.11:49-52). Если же даже ветхозаветный священник, покушающийся убить Воплощенное Слово, был – вопреки своему нечестию – устами, которыми вещало Это Самое Воплощенное Слово, то уместно ли ставить вопрос о сакраментальных полномочиях новозаветных священников?

II:2. Наставление Христа касательно авторитета книжников и фарисеев: «Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи. Итак все, что они велят вам соблюдать – соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Матф.23:1-3). Почему Кураев не понимает этой диалектики послушания? С одной стороны объективный принцип власти (священность занимаемого «Моисеева седалища» переносится на всех сидящих на нем). С другой стороны – предостережение против заразительных (а)моральных примеров. Кто мешает Кураеву и его единомышленникам строить свое поведение в указанном русле?

II:3. Иуда: «Феномен Иуды» до сих пор интересует в основном библеистов (ну, еще современных «гуманистов», которые начитались гностических мифов и вступают в полемику с Евангелием [7]). Но в контексте экклесиологии евангельский урок не был выучен. А зря! Евангелисты ведь писали не просто «хронологию». Как говорил сам же Кураев, евангельская история работает по принципу «шахматных часов»: она фиксирует в жизни Иисуса только то, что важно для жизни Церкви. Какой же важный урок сообщает нам Евангелие на примере Иуды?

Прежде всего следует знать, что о внутренней борьбе добра и зла (с растущей победой последнего) в сердце Иуды Христос сказал почти в начале избрания 12-ти: «Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол. Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из двенадцати» (Иоан.6:70-71). Тем ни менее вскоре после этого Иисус наделяет этого человека апостольскими полномочиями: «И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. Двенадцати же Апостолов имена суть сии: первый Симон, называемый Петром, и Андрей, брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн, брат его, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей мытарь, Иаков Алфеев и Леввей, прозванный Фаддеем, Симон Кананит и Иуда Искариот, который и предал Его. Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: …ходя, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное; больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Матф.10:1-8). Я подчеркиваю важно значение слова «двенадцать»: ни один из учеников не был «ущемлен» в правах, но все получили равные дары, силы, полномочия. Как же соотнести эти две цитаты? Как совместить «в одной посуде» диавола и благодать Святаго Духа? – Оказывается, это возможно! Пока человек живет и дышит, его сердце, по меткому выражению Достоевского, поле борьбы Бога и диавола. Но и получающий освящение от Бога получает Его благодать. Что вовсе не означает прекращение диавольских искушений не отрицает возможности «оступаться и падать». И у каждого такого «Иуды в рясе» остается шанс: пока он жив, он может исправиться и получить прощение. Но ввиду наличия у него «представительских полномочий» и у современников Христа мог возникнуть вопрос: «Как же так? Почему такие вот иуды окружают Иисуса»? – Христос не дает ответа на этот вопрос. Но Церковь из этого примера может извлечь важный урок: никакой Иуда не мешает действовать Тому, Кто наделил его (Иуду) священническими полномочиями. Иуда, нося в сердце диавола и его пороки, ходил повсюду и пользовался теми благодатными полномочиями, которые дал ему Христос. Наше прекрасное богослужение это особо подчеркивает в одном из седальнов Последования Святых Страстей (утреня Великой Пятницы): «Что, Иуда, сделало тебя предателем Спасителя? По какой причине? Может, Он лишил тебя даров исцеления? Может, отверг твои ноги, когда другим омывал? Может, на вечерю не пригласил?». Все вопросы – риторические, т.к. отрицательный ответ известен: Христос ни в чем не умалил Иуду и не лишил его ничего, касающегося власти и чести апостолов. И власть Иуда получил, и ноги ему омыл Христос, и на вечери сделал Своим сотрапезником.

Итак, допустим мы убедились на все 100 %, что тот, или другой носитель священного сана – «Иуда». Что из этого? – Да ничего! Данный факт относится исключительно к лицу, недостойно носящему сан. Его апостольские полномочия нисколько от этого не страдают. Только сам он, по выражению Симеона Нового Богослова, «может сгореть до тла» от огня той благодати, которую недостойно носит. Но и это – только личное дело между ним и Богом.

II:4. Пример апостола Павла: «Павел, устремив взор на синедрион, сказал: мужи братия! я всею доброю совестью жил пред Богом до сего дня. Первосвященник же Анания стоявшим перед ним приказал бить его по устам. Тогда Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная! ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня. Предстоящие же сказали: первосвященника Божия поносишь? Павел сказал: я не знал, братия, что он первосвященник; ибо написано: начальствующего в народе твоем не злословь» (Деян.23:1-5).

Этот сюжет нуждается в очень вдумчивом чтении, т.к. он порождает больше вопросов, чем ответов, а самый основной вопрос такой: Почему Павел не знал, что пред ним стоит первосвященник? Ведь даже если предположить, что Павел, ввиду долгого отсутствия из Иерусалима, не знал о совершавшихся там почти ежегодно перестановках, то он, несомненно, не мог не видеть архиерея по «знакам отличия», да еще и при официальном заседании синедриона?

Анания – «первосвященник иудейский. Он занимал эту должность раньше, но был отстранен и заменен Ионафаном. После того, как Ионафан был казнен Феликсом, он снова занял эту должность (как некоторые полагают, самовольно)» [8]. Анания был аморальной личностью. Он принадлежал к тем «римским любимчикам», которые давно «элленизировались», сбрили бороду и сменили национальный костюм на римскую тогу. Будучи назначаемы право языческой римской властью (в лице местного представителя оной), они в храме лишь «помазывались на священство» (т.е. проходили, как бы мы сказали сегодня, «формальный ритуал» ради получения «сытной должности»). Флавий сообщает еще более пикантные подробности, намекая, что свои посты эти люди получали на гомосексуальном ложе римских чиновников: вступив в «контакт» с влиятельным придворным гомосексуалистом, честолюбивый иудей получал «должность». Об Анании сообщается еще, что он красил ногти, густо пудрился и завивал волосы, т.е. был «во всю девочка». И он очень сильно не любил «официального костюма первосвященника», всюду расхаживая в римской тоге с завитыми волосами. И вот когда это напудренное «оно» вошло в синедрион, Павел, разумеется, по началу принял его за одного из римских чиновников (слова «стена побеленная» были не ругательствами, а указанием на его «штукатурку»). А так как в лицо Павел первосвященника (недавно назначенного) не знал, а слышал только его имя, ему и в голову не могло придти, что пред ним стоит архиерей!

Но давайте теперь обратим внимание на то, как Павел сразу же меняет свое поведение, едва узнал, что перед ним архиерей. Он не смутился, не сказал: «и вот эта крашенная обезьяна – мой первосвященник? Да ни в жизни»! Нет! Он тут же меняет тон и просит прощение.

Одна из моих собеседниц высказала мысль, что Павел «выразил почтение власти, а не лицу». Но, во-первых, он эти понятия не разделял! Во-вторых, он говорит о лице, а не об абстрактном принципе власти: «начальствующего в народе твоем не злословь». «Начальствующего» (т.е. лицо), а не «власть народа твоего».

II:5. Древний Патерик, 9:6 и 9: 15 (11) сообщает нам о нескольких случаях, когда к отшельнику-монаху ходил для совершения Евхаристии в его кельи недостойный пресвитер. Монах, узнав об этом, в душе своей смутился. И вот «Бог, видя незлобие старца, явил старцу знамение: Едва пресвитер вознамерился приступить к св. трапезе, как явился ангел, возложил на главу его руку, и сей пресвитер тотчас сделался непорочным, стоя при святом возношении, как столп огненный». На удивление монаха ангел отвечает: «Что ты удивляешься? …Знай, что Божественная Сила не дозволяет служителям божественных Тайн стоять гнусными пред небесной славой». В другом случае монах таки соблазнился и не впустил к себе порочного священника. Но тут же был жестко «поставлен на место»: Во-первых, услышал Божий глас равности: «Люди присвоили Себе Моё право суда». Во-вторых, увидел видение: у златого кладезя со златой бадьей стоит прокаженный, который черпает воду, но жаждущий смущается и не хочет пить «из грязных рук». На что снова слышит голос: «Почему же ты не пьешь? Что тебе до вины черпающего»? Оба примера подтверждают нам наличие актуальной вины священника (в одном случае обозначенной словом «гнусность», а в другом – выраженной в образе проказы). Помнится мне еще третий подобный случай, но я не могу вспомнить его источник: Там монах увидел, что после того, как иерею «сослужили в Таинстве ангелы и он совершал бескровную жертву», после завершения службы его обступили демоны и играли с ним, как с игрушкой. Но едва подошел некто просить благословения, и иерей – «по сану» – стал призывать имя Божье на лежащего ниц мирянина (раньше благословение принималось в лежачем положении, т.е. человек «припадал к стопам иерея»), бесы снова отступали от священника, и он светился благодатью, изливая её на благословляемого. Но едва он благословил и «ему оказали честь» (видимо, целованием руки или тем же поклоном земным) – бесы снова, с еще большей яростью накинулись на свою жертву. Удивленный монах услышал ответ: «То, что он делает по власти Моей – делаю Я, а то, что он после этого мерзко согрешает, становится причиной впадения его в руки бесов».

II:6. Каноны Церкви. Сейчас Кураеву осталось только сослаться на церковные каноны, которые повелевают за ряд преступлений лишать сана. Разумеется, с канонами и я согласен. Но каноны Церкви сами по себе никого не лишают сана. Они – юридические, а не сакраментальные акты Церкви. А значит, они предписывают, что делать, но сами «сакраментально» не действуют. Так они предписывают лишать сана не только за гомосексуализм, но и за блуд. Однако, помнится, Кураев сам восторженно отзывался о похождениях одного нынешнего митрополита (Феофана Ашуркова), оправдывая его ремаркой: «ну, хоть натурал». Но каноны то предписывают и его лишить сана! Но именно предписывают, а не лишают автоматически. Действуют всегда живые лица, а не буквы канонического кодекса. И если лица, получившие власть «вязать и решить» бездействуют, пастве остается только развести руками, вздохнуть и ждать, когда за дело возьмется Тот, Кто является Источником этой власти и Кто допустил современных иерархов получить эту власть!

ЧАСТЬ 3
Ну а теперь я отмечу ряд богословских ошибок, которые стали причиной «кривых» представлений протодиакона Кураева касательно Таинств Церкви.

III: 1. Различие между «действительностью» и «спасительностью / действенностью» Таинства. Ошибки протодиакона коренятся в богословских неточностях, которыми погрешает наше, квази-«православное» богословие. Благодаря таким «богословам», как священники Максим Козлов, Валентин Васечко и Георгий Кочетков, в наши учебники и пособия проникло осуждение четко сформулированного средневековой латинской теологией различия между «действительностью» Таинства и его «спасительными плодами» или «действиями» в нас. Указанные российские «богословы» заклеймили это различие «все объясняющим» ярлыком «схоластики». А между тем указанное различие было прямым ответом на вызов донатизма и монтанизма, поставивших объективное начало (сакраментальный акт, выражающий веру Церкви) в зависимость от субъективного (личное благочестие, выражающее личную веру конкретного лица). Кураев далеко не асс в области Сакраментологии и Экклесиологии. Я хочу, чтобы и сам он, и его «восторженные почитатели» поняли одно: ни один, даже самый талантливый богослов, не может быть специалистом во всех сферах церковного учения. Кураев был успешным апологетом против «восточных культов», всяких «рериховцев», оккультизма. Он успешно полемизировал с протестантами (кстати, сейчас он сам потихоньку отходит от тех антипротестантских позиций, которые ранее сам же обосновывал). Законность и обоснованность обозначенного в данном пункте различия (между действительностью и действенностью Таинства) подтверждается следующим фактом: «Недостойное причастие Таинств».

III:2. Недостойное участие в Таинствах Церкви. Церковь никогда не учила, что Таинства действуют в человеке автоматически и механически. Да, они объективно совершаются в Церкви. Но в человеке они воспроизводят те действия, к которым их располагает личное благочестие человека. О «недостойном участии в Таинствах» говорилось и писалось очень много. Но почему-то Кураев упустил простейшую логическую связь: Недостойно причаститься можно только реально совершившемуся Таинству. Если само Таинства (как объективный акт) не совершается, то невозможно ему «недостойно причаститься». Если правда, что в руках нечестивого епископа не Тело Христово, «а всего-лишь простой хлебушек» (как допускает Кураев), то не может быть и речи о «недостойном причастии простого хлебушка». Хлебушек он и ест хлебушек – он не спасет и не осуждает в духовном смысле. Но именно неоспоримость того факта, что Таинство совершается даже если священнодействуют его нечестивые лица, побудила апостола Павла написать: «Вы собираетесь, [так, что это] не значит вкушать вечерю Господню. …Я от [Самого] Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. От того многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1Кор.11:20-30). Он не сказал, что ваше – даже всецело коллективное – недостоинство поставит под сомнение Таинственность Евхаристии, но лишь предупредил, что участие в Таинстве в таком случае станет причиной осуждения.

III:3. Недостойные носители Священства Они должны рассматриваться в том же ракурсе, что и действительность совершаемой ими Евхаристии. Как недостойно причастившийся Тела Христова причащается в осуждение себе (при этом принимает реально и объективно Христа), так и недостойно принимающий сан священства, принимает его в осуждение себе (при этом объективный дар Таинства Священства не ставится под сомнение). Протодиакону, похваляющемуся своим богословским образованием, должна быть известна причта о пшенице и плевелах, которые вместе произрастают в Теле Церкви. При этом Христос не сказал, что «плевелами» могут быть только миряне. Встречаются и среди священства. так же ему должны быть известны слова апостола Петра: «Время начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас [начнется], то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию?» (1Пет.4:17). Если бы под понятием Церкви апостол подразумевал только действительно благочестивых пастырей и паству, то никаким бы Судом он не стал грозить «Дому Божьему». И снова важная логическая цепочка: то, что в нашей среде встречаются нечестивые, не лишает нас объективного права именоваться и быть Церковью (Домом Божьим), даже если «распорядителями и домоуправителями» в Церкви стали нечестивцы.

III:4. Неправильно разделять "харизматический" и "иерархический" аспекты служения в Церкви. Слово "харисма" обозначает "благодать", а иерархия ставится не на юридическом, а на благодатном основании преемства Апостольского Священства. Различие следует вводить в иной плоскости: два вида благодати (харисмы): Объективная Харисма ординарная (от лат. «ordinatio» – «посвящение в сан»: та благодать, которая дается в совершении акта Тайнодействия) и харисма экстраординарная или субъективная. Об апостоле Иуде Искариоте наше богослужение Великой Среды говорит: "дыша благодатью ученик неблагодарный продает ее по таксе". Тем самым подтверждается, что: а. Иуда имел благодать апостольскую (ординарную) и «дышал» этой благодатью, а не просто был в числе апостолов, даже когда уже умыслил предать Христа. б. Это дарование ординарной благодати не предопределяет к добру и к личной святости, которые достигаются лицом всегда в результате взаимодействия ординарных даров и личных усилий.

ЧАСТЬ 4
Возникающие вопросы

IV:1. «Как быть если священник сам не верующий»? – Все Таинства совершаются не по личной вере священника, а по вере Церкви, изложенной в формуляре (ритуале) Таинства и в догматических определениях Церкви, исповеданием которых и является Евхаристия (да и другие Таинства). Церковь, посвящая человека в сан (по определенному формуляру), передает ему определенные полномочия и благодатные объективные дары. Пока этот священник пребывает в сакраментальном общении с Церковью – его служение является «церковным» в том смысле, что выражает веру и опыт Церкви. Кстати, этот экклесиологический (церковный) аспект Таинств многие упускают из виду. Ведь священник служит не сам от себя и не сам по себе, а именно как член Тела Церкви, наделенный Ею определенными функциями. Покаянная интенция, вера и благочестие выражены в самом ритуале, который и излагает веру и опыт Церкви. Если священник, получив сакраментальные дары, пользуется ими "механически", они не иссякают и не уходят, просто для него лично теряют свою спасительную силу.

IV:2. «А что, у священника есть отдельная личная жизнь, а отдельная работа? Это только у дворника так, даже у врача и учителя уже не совсем так». – Когда Христос избрал 12-ть, он всех наделил равной властью, хотя люди были самые разные – в т.ч.и бывший убийца (зилот), бывший вор-бухгалтер-налоговик (Матфей) и даже лицемер Иуда, в сердце которого с самого начала гнездился диавол (Ин. 6:70-71). Личные качества не влияли на осуществление того служения, которое берет основу во власти и силе Христа. Все, что совершали апостолы – они совершали силой «Имени Иисуса Христа» (Лк.24:47; Ден. 3:6). Этой же силой действует и священник. Этим, кстати, он отличается от упомянутых автором вопроса (а это один из читателей моего Живого Журнала) врача и педагога: Последние действуют из своего опыта, а священник действует «от лица Христа» (2Кор.2:10). Иными словами, талантливый и благочестивый пастырь –хорошо, но и просто «формально исполняющий служение» передает одну и ту же благодать в ответ на вызов веры приходящего.

Заключение
Досточтимый протодиакон! Несколько лет назад вышла моя статья «Церковь как соблазн» [9]. Я понимаю, что Вы, наверное, считаете ниже своего достоинства уделять должное внимание творчеству человека, который когда-то был вашим студентом. И тем ни менее!

Церковь – объективный сакраментальный Организм (Тело)! Вы, достопочтенный протодиакон, в свое время сами настаивали на этом аспекте Церкви, заостряя внимание на то, что в Писании Церковь названа «Телом», а значит, постарайтесь и это понять, не только ощутимым явлением, но и реальностью, у которой есть свои детерминированные объективные законы, не зависящие от субъективных качеств членов этого Организма. Именно поэтому действительность Таинства неоспорима до тех пор, пока сакраментальный ритуал (по узаконенному Церковью «формуляру» или «обряду») совершает лицо, получившее сакраментальное апостольское преемство, и не поврежденное официальными носителями иерархической власти в своих священнических правах.

P.S. В виде дополнения к данной статье хочу Вам, почтенный протодиакон, сказать и о том, какими методами вы «боретесь» с гомосексуализмом: Вы разводите вонь вокруг, но крики и шум не способны привести к порядку. Доведите хотя бы одно реальное дело до конца и прекратите трусливо поливать помоями через своих клонов и «анонимов» всех, кто с вами не согласен. Не превращайтесь в сточную канаву околоцерковных сплетен (попутно задевая порою совершенно невинных лиц, на что Вам указал даже дружественный к Вам о.Д.Струев [10]), а возьмите и доведите хотя бы «казанское дело» до реального конца. Если вы будете не просто кричать, а начнете действовать, у вас получится. Правда, быть может содомиты вас и «шлёпнут», но начавший бороться должен идти до конца, а не прятаться в кусты социальных скандалов. Не следует разносить сплетни и «ставить диагнозы по фотографии». Выйдите с набором таких «доказательств», которые могут быть официально приняты в любом суде (а не только впечатлительными читателями и читательницами в блогосфере) и подайте официальный иск. Убедите тех же «казанских ребят», что вы будете с ними бок о бок до конца (и сдержите, главное, слово!), и помогите им «начать процесс». Тогда все увидят, что вы – не скандалист, а реальный борец! На это я, как священник (т.е. старший Вас по сану), могу только призвать Божье благословение (если Вы, конечно, этого хотите, ибо сыпать бисер имени Божьего сами знаете перед кем, тоже священнику не пристало). И запомните: С грязью борются чистой водой, а не умножением грязи и размазыванием ее по окружности! Милости Божьей Вам, досточтимый «служитель о столах для пропитания вдовиц» (Ден. 6:1-6)!

P.S II. Я еще надеюсь, что ответом на эту статью не станет разнос сплетен по блогосфере, а будет достойный диалог.

© архимандрит Феогност (Пушков)
кандидат богословия
Священник Луганской епархии УПЦ (МП)

Tags: #комментарии_и_комментаторы, #обновленчество, #христианский_терроризм, Богословское образование, Кураев обличает и клеймит, ОПГ лжецов и провокаторов, Провокатор Всея Руси, дипломированный атеист-предатель, запрет служения, зима2015-16 провокации Кураева, каноны-правила-устав, прототролль профанирует Церковь, суд и церковный суд, эволюция Кураева
Subscribe

promo kuraynik september 18, 2019 19:27 14
Buy for 90 tokens
...может быть это аналогично его педофилии с педерастией или его гомофобии с гомосексуализмом? В том смысле что он стремится и от себя самого скрыть правду, и стремится обмануть других, когда работает по легитимации педерастии, усердствует по легализации пороков и выведение их в поле публичного…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments