Борис Обо_рон_цов (gbrfljh) wrote in kuraynik,
Борис Обо_рон_цов
gbrfljh
kuraynik

Епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим о клевете (не упоминая Кураева)

В интервью для нашего портала вы упомянули об Анне Вырубовой как о примере верности царской семье. Между тем она остается в сознании многих оклеветанной. Я бы вас хотела спросить о клевете, которой часто подвергаются люди чистые, даже святые. Почему это происходит? Почему Господь попускает такое? Как к подобному относиться?

– Да ведь Сам Господь был оклеветан! И до сих пор оклеветан. Сколько на него клевещут! И иудеи, и мусульмане. Я в мусульманской среде несу служение и вижу: до сих пор идет клевета на Христа. Мальчик, который пономарит в нашем храме, у себя в классе один русский, остальные все мусульмане. Так он рассказывает: «Мои одноклассники матом ругаются на Христа. Я пытаюсь защитить, так они меня бьют всем классом. Наваливаются на меня и избивают». И какие же они мусульмане, если пророка Ису ругают матом?!

Такая вот ситуация у нас сейчас в Таджикистане...

А что касается царской семьи, Анны Вырубовой… Царь пошел по пути следования за Христом. Его подвиг – Христоподражательный. Сейчас много споров идет о нем, даже ересь появилась, что царь – искупитель. В абсолютном смысле царь Николай II не может называться искупителем, подобно Христу – Искупителю грехов всех людей, Спасителю. Но его, как подражателя подвигу Христа, мы можем назвать искупителем русского народа. В богослужебных текстах мы часто встречаем такие слова по отношению ко многим святым мученикам. Они подражают искупительному подвигу Христа, но они не являются в догматическом смысле искупителями. И Господь милует народ, за которого предстательствует перед Престолом Божиим этот царь.

Христос был оклеветан, и царь Николай II был оклеветан – еще при жизни. Вся царская семья была оклеветана. И до сих пор клевета продолжается – и это говорит о том, что его подвиг правильный.

На нас, христиан, клевещут. Я, когда заступил на архиерейскую кафедру, оказался совершенно не готовым к клевете, которая на меня обрушится. Я готовился к трудностям, к жаре, к тому, что всё там не устроено, что придется начинать даже не с нуля, а с минуса. А про клевету я вообще не думал. И тут на меня обрушился поток гнусной, мерзкой, грязной клеветы. Я поразился извращенности человеческой фантазии. Чего только мне не инкриминировали! Всё это писалось в листовках, распространялось по приходу, муссировалось, дошло до Москвы, даже до Патриархии. Я был растерян. Как? Почему я должен оправдываться, если это гнусная, грязная клевета? Зачем в это верить? Зачем это распространять?

Сталкиваешься с клеветой, когда делаешь какое-то очень нужное дело. Сейчас образуются новые епархии там, где не было епископа, где всё было как стоячее болото. Но если бы не появилась епархия в Таджикистане, не было бы там никакой духовной жизни. Ведь там всё замерло. Пришлось это всё выгребать, пришлось оживлять, наполнять содержанием христианским, живым, динамичным. Естественно, я столкнулся с такой ответной реакцией, и большой удар был нанесен по самым близким мне людям, самым надежным помощникам – чтобы их выгнать. Именно с ними была связана вся эта клевета и вся клеветническая кампания. Я уже не знал, что делать, потому что настолько скомпрометировали их в глазах прихожан, что вставал вопрос: «Придется, что ли, им уезжать?» Совершенно невозможно было работать в таких условиях. Вся эта волна прошла только через три года. Два года ушло просто на борьбу, на глухую борьбу с этими людьми, вставшими в оппозицию.

Клевета – это страшное дело для тех, кто клевещет. Потому что клевета – это единственный грех, который не прощается в исповеди. Все другие грехи, которые человек исповедует, прощаются, а если он пришел исповедовать клевету, она не прощается. Ты должен пойти и свою клевету исправить: у тех, которых ты оклеветал, ты должен попросить прощения, а к тому, которому рассказал клевету на другого, подойти и сказать: «Я клеветник, простите меня. Всё, что я сказал, – это неправда». А кто так делает? Никто. Приходят на исповедь и говорят: «Может, я кого-то осудил… Кого-то оклеветал, может быть». Вставка эта мне очень нравится – «может быть». Это что же за исповедь?! «Оклеветал» или «может быть, оклеветал» – разница. Очень часто такое бывает: «может быть, кого-нибудь осудил; может быть, кого-нибудь оклеветал и т.д.» Но, наверное, на исповеди не должно быть этого «может быть». Должно быть конкретное исповедание греха.

Самый страшный грех – это клевета, потому что наносится ущерб человеческой репутации невосполнимый. Помните, у Бомарше? «Клевещите, клевещите! Может быть, что-то и останется». Человека оправдали, а этот шлейф клеветы за ним тянется – тянется до конца его жизни. Так и будет потом вспоминаться: «Что-то такое было…» Очень гнусный грех, и за него страшно будут отвечать те люди, которые этому верят и это передают.

Мы не должны всё это слушать. Мы очень любим верить дурному, любим, когда что-то дурное говорят о людях, а когда хорошее говорят – не любим. В этом поврежденность нашей человеческой природы, восприятия нашего. Дурному сразу верим. Клевете тоже верим, наслаждаемся: «Он хуже, чем я, оказался!..» На глубинном, подсознательном уровне у нас у всех это есть. Редко мы найдем человека, который в глубине души не утешился тем, что кто-то хуже его. Это свое гнусное устроение надо замечать и очень нужно в этом исповедоваться. И не «может быть», а конкретно: я такой и такой. Мы должны с собой бороться. На себя мы можем клеветать, пожалуйста. Про себя можем выдумывать, что мы такие и сякие… Но не на других.

А клевета еще и свидетельство того, что правильным путем идем. Это касается и Церкви, не только конкретных людей. Если на нашу Церковь клевещут, значит, наша Церковь правильное устроение имеет. Если бы не клеветали, а только восхваляли бы всех нас, это знак, что что-то не то у нас. Горе, когда вам говорят «добро» все люди (ср.: Лк. 6: 26). Помните эту евангельскую фразу? Горе тем, которых все хвалят и все признают. А когда клевещут, тогда хорошо.
http://www.pravoslavie.ru/90539.html

Subscribe

promo kuraynik september 18, 2019 19:27 14
Buy for 90 tokens
...может быть это аналогично его педофилии с педерастией или его гомофобии с гомосексуализмом? В том смысле что он стремится и от себя самого скрыть правду, и стремится обмануть других, когда работает по легитимации педерастии, усердствует по легализации пороков и выведение их в поле публичного…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments