0rganizator wrote in kuraynik

Categories:

Споткнувшись на карьерной лестнице, Кураев совсем скатился до помойки еретиков и анафематов

Так выглядит «Последняя атака протодиакона Андрея Кураева на Церковь» 

Под таким названием 4 января 2021 года была опубликована статья протоиерея Андрея Новикова, члена Синодальной библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви (текст цитируется с сайта Патриархия.ru   http://www.patriarchia.ru/db/text/5746146.html )

«Запрещенный в священнослужении протодиакон и блогер Андрей Кураев широко известен регулярными оскорблениями и нападками на Церковь Христову. Конечно, можно не сомневаться — его реакция на решение церковного суда о том, что он подлежит лишению священного сана, будет далеко не последней атакой Кураева на Церковь. Но заголовок данной статьи не случаен. Реакция Кураева — это последняя его попытка дискредитировать Церковь именно в качестве протодиакона, сана которого он будет несомненно лишен в самое ближайшее время.

В чем же скандальный блогер обвиняет церковный суд? Протодиакон Андрей Кураев, как известно, четырежды был вызван в церковный суд, рассматривавший в отношении его обвинение как в оскорблении памяти почившего протоиерея Александра Агейкина, так и в общеизвестных публичных антицерковных выходках. Из четырех вызовов только один раз Кураев сослался на состояние здоровья, в остальных случаях он просто игнорировал вызов в церковный суд либо писал издевательские отписки. В своем обращении к председателю Церковного суда при Епархиальном совете г. Москвы протоиерею Михаилу Рязанцеву Кураев дерзко и горделиво (прямо новый Лютер!) бросает в лицо церковному суду: «Я не приду на заседание вашего суда». В свое оправдание он ссылается на светское право, которое по его мысли дает ему возможность игнорировать суд и при этом оставаться сколь угодно долго безнаказанным:

«Контумация (лат. — неповиновение). Непослушание, неявка в суд обвиненного... В современном светском праве контумация всего лишь разрешает суду продолжать свою работу при неявке обвиняемого. Конечно, обвиняемый, не придя в суд, осложняет свою защиту. Но сама по себе контумация не содержит состава вины, не является правонарушением и не становится основанием для приговора и поводом для наказания. Причем контумация предполагается только для гражданских процессов. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (ст. 247) строго запрещает вести судебное заседание без обвиняемого и защитника. С другой стороны, гражданский кодекс не знает никаких "обвиняемых"; там есть лишь "стороны", одна из которых — "ответчик"».

Здесь содержится тройное лукавство. Во-первых, в уголовном праве государство может обеспечить принудительную явку обвиняемого на суд, и параллель тут абсурдна. Во-вторых, в Русской Православной Церкви действует не гражданский, не государственный, а церковный суд, руководствующийся в своей деятельности церковными канонами и принятым высшей церковной властью, Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, «Положением о церковном суде». Никакие ссылки на нормы светского суда неуместны и неприемлемы, о чем сам Кураев давно хорошо осведомлен. В-третьих, долгие годы кричавший о мнимом «сращивании» Церкви и государства скандалист вдруг требует, чтобы церковное судопроизводство руководствовалось нормами Уголовно-процессуального кодекса государства Российская Федерация (при этом, ложно истолкованными). Проще говоря, Кураев хочет, чтобы все было так, как лично ему заблагорассудится в данный момент, ведь, без сомнения, в сознании подобных личностей и Церковь, и государство, и весь мир вращаются вокруг одной оси — себя, любимого.

Между тем, Кураев сам цитирует норму «Положения о церковном суде Русской Православной Церкви»:

«В случае если характер переданного на рассмотрение церковного суда дела может повлечь за собой запрещение в священнослужении или извержение из сана, церковный суд в случае неявки на заседание обвиняемого лица откладывает рассмотрение дела до двух раз. Если обвиняемое лицо не явится на судебное заседание в третий раз (при том, что причины неявки окажутся неуважительными) церковный суд рассматривает дело в отсутствие обвиняемого лица» (V.40.4).

Эту норму, приводя различные искаженные и отвлеченные экскурсы в области лингвистики и церковной истории, Кураев отвергает. Он пытается выставить все дело как приговор над ним за неявку на церковно-судебное заседание, что якобы основывается на «церковных пересудах»: «В целом в сегодняшних церковных пересудах считается, что само по себе троекратное отклонение вызова в суд есть каноническое нарушение, само по себе заслуживающее извержения из сана. Мол, суд может даже не приступать к рассмотрению предыдущих обвинений по существу».

Однако Кураев, уверен, сознательно, «забывает» об осуждении ересиарха архиепископа Диоскора Александрийского на IV Вселенском Соборе. Об этом можно прочесть даже в таком общедоступном издании, как «Православная энциклопедия», в статье, посвященной ересиарху: Диоскор на «заседание не явился и после 3-кратных безуспешных приглашений был осужден за непослушание Собору (так мотивировало причину осуждения Диоскора большинство участников Халкидонского Собора, в т. ч. Анатолий Константинопольский)».

Но приговор запрещенному протодиакону вынесен не столько на основании его неявки, сколько на основании инкриминируемых ему церковных преступлений. Показательно, что приведя лишь обрывок толкования Вальсамона на 74 правило святых апостолов, Кураев всячески избегает упоминания собственно текста правила, которое не оставляет камня на камне от типичных кураевских инсинуаций. В этом апостольском каноне говорится о том, что если епископ, призванный на церковный суд по обвинению, «зван быв, не послушает: да позовется вторично чрез посылаемых к нему двух епископов. Аще же и тако не послушает: да позовется и в третий раз чрез двух посылаемых к нему епископов. Аще же и сего не уважая, не предстанет: собор, по благоусмотрению своему, да произнесет о нем решение, да не мнится выгоду имети, бегая от суда». Отсюда и норма современного церковного суда, которую тщетно пытается скомпрометировать бегающий от этого суда Кураев.

Еще одна отговорка Кураева состоит в следующем: «В течение сорока дней я просил ознакомить меня с обвинениями, на основании которых я привлекаюсь к церковному суду. Ссылку на то, что они «изложены в Указе патриарха» я принять не могу, т.к. в том указе обретается нераскрытая формула «предыдущие деяния, относительно которых поступали жалобы на мое имя»... Сокрытие от обвиняемого сути обвинения до самого начала судебного заседания не предписано ни канонами церкви, ни современными церковными установлениями...».

Еще раз повторим, Церковь руководствуется принятым Архиерейским Собором «Положением о церковном суде», согласно которому церковный суд не обязуется предоставлять обвиняемому судебные материалы до судебного заседания. И потом, помилуйте, никакого «сокрытия» быть не может в принципе — на оскорбления в адрес покойного отца Александра Агейкина Андрею Кураеву было указано прямо. Исполненная самооправдания запись в блоге — не покаяние, а профанация и злобная издевка. А упомянутые его предыдущие деяния, которые он с самоубийственным упорством уже долгие годы выставляет городу и миру, известны всем и каждому, хоть как-либо пересекавшемуся с церковной тематикой. Верующих же православных христиан (да и неправославных!) они давно приводят в полную оторопь и ужас от того, что исходят от лица, прикрывающегося священным саном. Автору всего этого потока кощунств и антицерковных заявлений делать невинное и недоуменное лицо — верх постмодернистского цинизма.

Как это ни прискорбно делать, придется напомнить лишь малую толику из поистине дьявольского потока, изливавшегося из уст Кураева на страницах его блога в «Живом журнале».

16.08.20. О Святой Православной Церкви, Теле Христовом: «Так я и сейчас скажу: это старая заслуженная б…дь, блудившая со всеми царями земли, но отчего то рекламирующая себя как невесту Христову. Ничего нового» (мерзкое слово сокращено мной, у Кураева приведено полностью).
14.05.19. О Святом Православии: «А пока миру явлено мурло православия, каким оно стало в эпоху великой святейшей борьбы против пусси райот».
19.01.18, в день Богоявления, Кураев опубликовал фейк о якобы канонизации когда-то в прошлом Элладской Церковью императора Юстиниана II. Затем в тот же день в материале под кощунственным названием «Святой Юстиниан Второй как приговор "историческому православию"» Кураев сделал публичное заключение и обобщение в отношении всей полноты Православной Церкви: «Но канонизация таких людей как Ю-2 говорит о катастрофической утрате дара различения духов, об утрате Церковью Христовой элементарного духовно-нравственного вкуса... Но если допускаются столь брутальные ошибки в определении святости — значит церковь сама уже давно не помнит вкуса и запаха святости. То есть церковь не разбирается уже в самом главном своем деле. Подчеркну: вся церковь, а не только синодалы». Эти утверждения являются прямой хулой на Церковь Христову и утверждением об утрате ею одного из ее свойств — святости.
15.12.17. Прямое оскорбление Священного Синода Русской Православной Церкви: «У нас сегодня синод совершенно непонятный орган по своему генезису. Чистая масонская ложа, которая сама кооптирует членов в свой состав».
24.11.17. Хула в адрес Архиерейского Собора Русской Православной Церкви: «Слишком очевидна будет манипуляция ходом дискуссии со стороны президиума собора. Великая Тайна и Чудо церковной Власти будут профанированы. Благочестивый телезритель, которому в итоге сообщат, будто "изволися Духу Святому и нам", в недоумении спросит: вас-то я видел и слышал, а вот Духа Святого не заметил...»
14.09.18. Обвинение Русской Православной Церкви в организации раскола: «То есть синод дал полный набор козырей Кплю для того, чтобы вычеркнуть нас вообще из канонического пространства."Мы будем вынуждены полностью разорвать евхаристический общение". Именно это "мы" и возлагает всю нравственную и юридическую ответственность за раскол на наш Синод». Сам материал Кураев озаглавил красноречиво: «Ура, мы теперь сами раскольники!»
21.11.19. Беседа Кураева с НСН: «Для всех, кто живет не в Москве, вполне очевидно, что раскол устраивает Москва…»
9.12.2018 Кураев опубликовал материал, в котором заявил о том, что в 15 веке, отделившаяся из-за унии от отпавшего от Православия Константинопольского Патриархата Русская Православная Церковь впала в раскол. Свой материал он прямо озаглавил: «Московский автокефальный раскол: туда и обратно». Во второй части материала Кураев уподобляет каноническое положение Русской Православной Церкви после 1448 году статусу т. н. суздальского раскола Валентина Русанцова:«В нашей жизни недавно была аналогичная история. В Суздале многие годы (1973 по 1990) служил толстый-претолстый архимандрит Валентин Русанцов».
И это, повторюсь, малая часть.

В последних записях своего блога Кураев пытается шантажировать Священноначалие нашей Церкви своей возможной «апелляцией» на Фанар, к расколоучителю, «восточному папе», Патриарху Константинопольскому Варфоломею, подтверждая тем самым, что готов принять явное тоталитарное лжеучение об особой власти Константинопольской кафедры над Православной Церковью, если сочтет это выгодным лично для себя. В свое время протодиакон Андрей Кураев посвятил много времени и места в своем блоге изобличению мерзостей принятых недавно Фанаром бывших священнослужителей канонической Церкви, а ныне предателей архимандрита Виктора Бедя (ныне — лжеепископ) и запрещенного митрополита Александра Драбинко. Что тут скажешь? Видно, упав на лестнице, Кураев желает докатиться до самого дна. И оказаться на одной помойке с подобными персонажами.»

promo kuraynik september 18, 2019 19:27 14
Buy for 90 tokens
...может быть это аналогично его педофилии с педерастией или его гомофобии с гомосексуализмом? В том смысле что он стремится и от себя самого скрыть правду, и стремится обмануть других, когда работает по легитимации педерастии, усердствует по легализации пороков и выведение их в поле публичного…

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.